ГОВНО И ШОКОЛАД

О н л а й н - з а к у с о ч н а я: Пикантный, незабываемый вкус! Кризисный развлекательно-новостной блог.

Нефть. Нобели против Ротшильдов и Рокфеллеров

 


Нефтяные фонтаны в Баку

 

Баку было частью независимого ханства, которое было аннексировано Российской империей лишь в самом начале девятнадцатого столетия.

К тому времени уже начала развиваться примитивная нефтяная промышленность, и в 1829 году в этом районе насчитывалось восемьдесят два вырытых вручную колодца. Но объем добычи был мизерным.
Развитие индустрии серьезно ограничивалось отсталостью региона, его удаленностью, а также продажностью, деспотизмом и некомпетентностью царской администрации, которая управляла нефтяной индустрией в рамках государственной монополии.
Наконец в начале семидесятых годов российское правительство отменило монополию и открыло регион для действующих на конкурентной основе частных предприятий. Итогом этого стал настоящий взрыв предпринимательской активности. Время вырытых вручную колодцев закончилось.
Первые скважины были пробурены в 1871 — 1872 годах, а в 1873-м действовали уже более двадцати мелких нефтеперегонных заводов.
Вот в это время в Баку прибыл химик по имени Роберт Нобель.

Он был старшим сыном Эммануэля Нобеля, талантливого шведского изобретателя, создавшего то, что мы сейчас называем торпедой, и эмигрировавшего в 1837 году в Россию, где ему удалось создать значительную военную промышленную компанию, однако, в конце концов она потерпела крах, когда российское правительство в очередной раз решило производить закупки вооружений за рубежом, а не в самой России.

Один из его сыновей, Людвиг, построил на обломках отцовского предприятия новую компанию — крупный оружейный концерн.

Другой сын, Альфред, талантливый химик и финансист создал всемирную динамитную империю, которой управлял из Парижа.


нефтепромышленник

Роберт Нобель

Роберт в это время был служащим в компании Людвига.
Людвиг получил огромный контракт на производство ружей для российского правительства.
Для изготовления прикладов ему было нужно прочное дерево, и он послал Роберта на юг, на Кавказ, чтобы приобрести ореховую древесину.
В марте 1873 года не посоветовавшись с братом Роберт взял двадцать пять тысяч рублей, которые Людвиг выдал ему на покупку дерева и приобрел на них небольшой нефтеперегонный завод.
Так Нобели занялись нефтяным бизнесом.
Прежде всего Роберт быстро приступил к модернизации и повышению эффективности нефтеперегонного завода, купленного им на деньги Людвига.
И уже в октябре 1876 года первая партия керосина с завода Нобеля прибыла в Санкт-Петербург.
В том же году в Баку, чтобы ознакомиться с ситуацией на месте, приехал и Людвиг.
Прежде всего он сумел задействовать, говоря современным языком, административный ресурс завоевав доверие Великого Князя, брата царя и наместника на Кавказе.
Но Людвиг Нобель также был крупным организатором промышленности, способным на разработку плана рокфеллеровского масштаба.
Он занялся анализом каждого этапа нефтяного бизнеса , смело внедряя последние достижения науки, а также методы планирования добычи и сбыта продукции; кроме того, он лично возглавил все предприятие, получившее название «Братья Нобель».
В течение нескольких последующих лет российская нефть завоевала популярность и даже превзошла по этому показателю американскую, по крайней мере на какое-то время, а швед Людвиг Нобель стал «нефтяным королем Баку».


Людвиг Нобель

Решающее значение имела проблема дальних перевозок.
Нефть перевозилась из Баку в деревянных бочонках по неэффективному и очень длинному маршруту — шестьсот миль на север по Каспийскому морю до Астрахани, затем перевалка на баржи и долгое путешествие вверх по Волге, где в том или ином пункте пересечения с железной дорогой она перегружалась в вагоны и отправлялась дальше. Затраты на погрузочно-разгрузочные работы и сами бочки были огромны.
Людвиг решил перевозить нефть «наливом», т. е. в больших резервуарах, установленных на судах.
Людвиг построил первый в мине нефтеналивной танкер «Зороастр», который был спущен на воду в 1878 году на Каспийском море.
В середине восьмидесятых годов концепция Людвига нашла свое подтверждение и в Атлантике, что способствовало настоящей революции в транспортировке нефти.
В его компании впервые в мире была введена штатная должность для профессионального геолога, специализирующегося на нефти.
Крупный интегрированный нефтяной концерн, созданный Людвигом, вскоре завоевал господство на рынке российской нефти.


Танкер "Зороастр"

Ускоренное развитие нефтяной империи Людвига Нобеля в течение первых десяти лет ее существования признавалось «одним из величайших триумфов предпринимательской деятельности за весь девятнадцатый век».
Объем добычи сырой нефти в России, составлявший в 1874 году шестьсот тысяч баррелей, десятилетие спустя достиг 10, 8 миллиона, что равнялось почти трети от объема добычи в Америке.
В начале восьмидесятых годов в Баку действовали около двухсот нефтеперерабатывающих заводов.
Компания Нобелей производила половину всего выпускавшегося в России керосина, что позволило почти полностью вытеснить американский керосин с российского рынка.
Но бурно развивающийся бизнес требует постоянного притока денег.
Основные суммы сначала поступали от Альфреда, а потом он сумел договорится о предоставлении кредитов, в том числе о весьма существенном займе от банка «Лионский кредит».
Данная сделка создала важный прецедент — это был первый случай, когда кредит выдавался под обеспечение еще не добытой нефти.
Но если на просторах Российской империи «Братья Нобель» практически подчинили себе сбыт нефти, то за границами России компания едва ли воспринималась в качестве конкурента.
Причина в географическом положении, которое буквально заперло ее в пределах империи.
Например, для того, чтобы достичь Балтийского моря, было необходимо пересечь «2000 миль по западной части России по водному пути и по железной дороге» попеременно.
Ситуация усугублялась еще и тем, что суровые зимние условия делали невозможной транспортировку керосина по Каспию с октября по март, в результате чего многие нефтеперерабатывающие предприятия просто закрывались на полгода.
Даже внутри империи некоторые районы были недоступны — например, дешевле было импортировать керосин из Америки в Тифлис за 8000 миль, чем доставлять его из Баку, что был на 341 мили к востоку.
Кроме того, существовали ограничения и на самом внутрироссийском рынке: освещение было далеко не самой необходимой потребностью широких слоев крестьянства, да они и не могли позволить себе такую роскошь.
Непрерывный рост объемов добычи заставлял бакинских нефтепромышленников жадно искать рынки сбыта за границами империи.
В поисках альтернативы северному маршруту, монополизированному Нобелями, два других нефтепромышленника — Бунге и Палашковский — добились согласия правительства на строительство железной дороги, которая шла бы из Баку на запад через Кавказ к Батуму, порту на Черном море, который был включен в состав России в 1877 году в результате войны с Турцией.
Но в самый разгар строительства цены на нефть упали, и Бунге с Палашковским остались без средств. Они оказались в отчаянном положении.
Помощь пришла от французских банкиров Ротшильдов, которые финансировали строительство многих европейских железных дорог.
Они владели нефтеперерабатывающим заводом в Фиуме, на побережье Адриатического моря, и поэтому были заинтересованы в приобретении дешевой российской сырой нефти.
Они выделили средства на завершение строительства железной дороги, а взамен приобрели закладные на российские нефтяные сооружения. Они также договорились о гарантированных поставках российской нефти в Европу по выгодным для них ценам.


Батум. Вид с форта

Строительство завершилось в 1883 году, что почти сразу же превратило Батум в один из крупнейших нефтяных портов в мире.

В 1886 году Ротшильды образовали «Батумское нефтеперерабатывающее товарищество».
Они построили в Батуме нефтехранилища и предприятия по сбыту.
«Братья Нобель» быстро последовали их примеру.
Железная дорога Баку — Батум открыла российской нефти дверь на Запад и именно из-за нее развернулась яростная тридцатилетняя борьба за мировые нефтяные рынки.
С появлением на арене Ротшильдов, Нобели внезапно столкнулись с крупным конкурентом, который вскоре занял второе место в России по объемам нефтедобычи.
Хотя обе конкурировавшие группы и обсуждали возможности объединения, результат так и не был достигнут, и соперничество между ними сохраняло острый характер.
Но были и другие конкуренты, чьи намерения были откровенно враждебны.


Стандарт Ойл

«Стандард ойл» не могла себе позволить просто проигнорировать российскую нефтяную индустрию.
Ведь Российский керосин конкурировал теперь с американским во многих странах Европы.
А за период с 1879 по 1888 год объем нефтедобычи в России увеличился в десять раз, достигнув 23 миллиона баррелей, т. е. более четырех пятых от объема добычи в Америке.
Руководство «Стандард ойл» понимало, что царское правительство никогда не позволит целиком выкупить предприятие Людвига Нобеля.
Поэтому компания решила попытаться приобрести значительный пакет акций Нобеля.
В 1885 году начались переговоры с Нобелями в Санкт-Петербурге.
Но Людвиг Нобель не проявил заинтересованности.
Тогда, в ноябре 1885 «Стандард ойл» года снизила свои цены на европейских рынках — точно так же, как она это делала в ходе конкурентной борьбы в Соединенных Штатах.
Но Нобель, и Ротшильды нанесли столь же сильный контрудар и добились успеха.
В 1888 году Ротшильды пошли на очередное обострение конкурентной борьбы -они организовали свои собственные компании по импорту и сбыту нефтепродуктов в Британии.
«Братья Нобель» поступили подобным же образом.
В ответ «Стандард» организовала свой первый зарубежный «филиал» — «Англо— Америкэн ойл Компани».
Кроме того, и на континенте были организованы новые филиалы — совместные предприятия, которыми «Стандард» владела совместно с ведущими местными компаниями, занимавшимися сбытом нефти.
«Стандард ойл» превратилась в поистине многонациональную корпорацию.
Но конкурентов тем не менее остановить не удалось.
Ротшильды ссужали деньгами мелких российских нефтепромышленников в обмен на гарантии приобретения добытой ими нефти по выгодным для себя ценам.
Самым узким местом была железная дорога Баку -Батум , где были постоянные заторы: семидесятивосьмимильный отрезок пути через горный хребет высотой в три тысячи футов был настолько труден, что в любое время по нему можно было перевезти лишь полдюжины вагонов.
В 1889 году «Братья Нобель» завершили прокладку через горы трубопровода протяженностью в сорок две мили.
Наступила новая эра.
Доля Америки в мировой торговле осветительными маслами упала с 78 процентов в 1888 году до 71 — в 1891-м, тогда как доля России выросла с 22 до 29 процентов.
В это время у Ротшильдов родился дерзкий план проникновения на азиатские рынки, который мог решить проблему утилизации все растущей добычи российской нефти.
Для реализации плана были наняты братья Сэмюель и Лейн Маркусы, начинавшие с продажи морских раковин, но сумевшие стать весьма состоятельными бизнесменами, специалистами по фрахтованию судов.
Оба совершили в 1890 году разведывательную поездку на Кавказ.
Они прекрасно сознавали, как велик риск и каковы ставки.
Ведь не имеет смысла врываться на рынок до тех пор, пока он и его партнеры не будут в состоянии продавать нефть дешевле, чем «Стандард ойл».
Чтобы достичь этого результата, запланированная акция должна была быть проведена одновременно на всех рынках, в противном случае «Стандард ойл» смогла бы снизить цены на тех рынках, где группа Сэмюеля конкурировала с ней, субсидировав это снижение за счет повышения цен там, где конкуренции не было.
И, наконец, были необходимы быстрота — и в максимально возможной степени — секретность.
Они знали, что готовится к войне с беспощадным противником.
Было решено действовать сразу по нескольким направлениям:
Прежде всего были заказаны новые гораздо более вместительные и совершенные танкеры. Впервые, они очищались паром, а затем загружались в обратную дорогу различными товарами с Востока, в том числе продуктами питания. Кроме того, данные танкеры отвечали требованиям безопасности Суэцкого канала. Они имели множество различных приспособлений, повышавших степень безопасности. Так, например, их конструкция учитывала свойство керосина расширяться и сжиматься при различных температурах, что снижало риск возгорания и взрыва.
Во – вторых, были нужны гарантированные поставки из Батума больших объемов керосина по цене, в которую была бы заложена экономия, полученная при переходе на новую форму транспортировки. В конце 1891 года был заключен контракт с Ротшильдами, который давал им сроком на десять лет (т. е. до 1900 года) исключительное право продавать керосин компании, к востоку от Суэца.
В третьих, было необходимо было получить доступ в Суэцкий канал, что сокращало путь на четыре тысячи миль; но он был закрыт для танкеров по соображениям безопасности.
В четвертых, требовались большие нефтехранилища-резервуары во всех крупных азиатских портах. Ему были нужны повозки или вагоны для того, чтобы транспортировать керосин вглубь от прибрежной полосы.
В пятых, необходимо было построить удаленные от моря склады, где можно было разделить поступившие партии керосина и разлить его в соответствующую тару для нужд розничной и оптовой торговли.
Расчет строился на том, что акции Суэцкого канала принадлежат Бенджамину Дизраэли, а эту покупку в 1875 году профинансировали Ротшильды.
Кроме того, министр иностранных дел Великобритании считал, что проход британских танкеров через канал отвечает британским интересам.
Да и лондонская страховая корпорация «Ллойд» сочла конструкцию нового танкера Сэмюеля отвечающей требованиям безопасности.
Тем временем компания «М. Сэмюель энд К°» уже приступила к постройке резервуаров для хранения нефти по всей Азии.
5 января 1892 года администрация Суэцкого канала дала официальное согласие на пропуск танкеров, построенных в соответствии с новым проектом Маркуса Сэмюеля.
Никто не мог сказать, когда и как «Стандард ойл» нанесет ответный удар.
Первый танкер получил имя «Мурекс» — по названию вида морских раковин, что стало традицией для всех последующих танкеров Сэмюелей.
22 июля 1892 года «Мурекс» отплыл из Уэст-Хартлспула и направился в Батум, где он загрузился керосином. 23 августа он прошел через Суэцкий канал и направился на восток.
Революция началась.
Переворот был блестяще задуман и великолепно осуществлен — за одним исключением.
Сэмюель и восточно-азиатские торговые дома допустили маленькую оплошность, причем такую, которая чуть было не расстроила все их начинание.
Они предполагали, что стоит им лишь доставить керосин в танкерах, а горящие желанием потребители выстроятся со своей собственной посудой, в качестве которой будут служить старые жестяные банки «Стандард ойл».
Но они так не поступили.
Во всей Восточной Азии голубые жестяные банки «Стандард» стали опорой всей местной экономики, их использовали в быту для чего угодно.
Потребители не собирались расставаться с таким ценным продуктом.
Весь план оказался под угрозой срыва .
Но Маркус разрешил этот кризис.
Он выслал зафрахтованный корабль, груженный белой жестью, в Восточную Азию, и просто дал своим азиатским партнерам указание начать производство посуды для керосина., окрашивая её в красный цвет.
Все торговые дома в Восточной Азии быстро организовали местные заводы по производству жестяных контейнеров, и по всей Азии блестящая ярко-красная новенькая посуда Сэмюеля составила конкуренцию голубым жестяным банкам «Стандард», погнутым и битым после длительной перевозки через половину земного шара.
Положение было спасено.
Революция Сэмюеля удалась, причем в рекордные сроки.
В конце 1893 года Сэмюель спустил на воду десять новых судов, каждое из которых было названо именем морской раковины — «Конк», «Клэм», «Элакс», «Каури» и так далее.
К концу 1895 года через Суэцкий канал прошло шестьдесят девять танкеров и, за исключением четырех судов, все они были зафрахтованы Сэмюелем или принадлежали ему.
К 1902 году 90 процентов всей нефти, транспортировавшейся через Суэцкий канал, принадлежало Сэмюелю и его группе.
Была создана новая организация — «Тэнк синдикейт», включавшая братьев Сэмюелей и торговые дома Восточной Азии. Они разделили между собой прибыли и убытки в масштабе всего земного шара.
На протяжении девяностых годов продолжалась постоянная борьба трех главных соперников — «Стандард», Ротшильдов и Нобелей.
В 1892 и 1893 годах Нобели, Ротшильды и «Стандард» близко подошли к тому, чтобы организовать глобальную систему нефтедобычи и поделить мир между собой.
Ценой больших усилий Ротшильдам совместно с Нобелями удалось заставить всех российских нефтепромышленников согласиться на создание общего фронта как необходимой предпосылки для больших переговоров со «Стандард».
А вот «Стандард ойл», это не удалось, не смотря на то, что она контролировала от 85 до 90 процентов добычи американской нефти.
Поэтому данное соглашение так и не дождалось подписания.
Оосенью 1894 года «Стандард» приступила к очередной кампании снижения цен и даже попыталась купить Сэмюеля за огромную сумму,
Его предприятие должно было стать частью «Стандард ойл», а он сам — директором «Стандард».
Но Сэмюель не согласился.
Тогда «Стандард ойл» обратила свой взор на российских нефтедобытчиков, и 14 марта 1895 года был подписан долгожданный большой союз с Ротшильдами и Нобелями «от имени нефтяной промышленности США» и «от имени нефтяной промышленности России».
Американцам доставалось 75 процентов мировой продажи на экспорт, а русским — 25 процентов.
Но соглашение так никогда и не вступило в силу.
Причиной этого стало отрицательное отношение российского правительства.
И снова почти уже заключенный великий союз рухнул.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


два × = два

ГОВНО И ШОКОЛАД © 2008-2017